Кун Дань: США не хотят укрепления России, поэтому санкциями показывают силу

29.05.2019 13:44:05 (GMT+12)

Кун Дань: США не хотят укрепления России, поэтому санкциями показывают силу
Только когда США осознают необходимость сосуществования со странами с альтернативным путем развития, возможно окончание торговой войны с Китаем, считает председатель правления Фонда исследований реформ и развития CITIC Кун Дань. Об этом, а также об уникальности Китая и России и перспективах сотрудничества двух стран, он рассказал в интервью РИА Новости.

— Недавно вы принимали участие в форуме "Один пояс – один путь", который привлекает все больше внимания со стороны международного сообщества и пользуется все большей популярностью. Как вы оцениваете перспективы российско-китайского сотрудничества в рамках инициативы "Один пояс – один путь"?

— Я недавно участвовал в одной из дискуссий в рамках форума "Один пояс – один путь". Там я выступил с небольшим докладом, в основном касающимся работы, которую уже много лет ведет в рамках инициативы "Пояса и пути" группа компаний CITIC, о том, как следует продвигаться вперед и развиваться, и в этой связи упомянул о концепции "справедливой выгоды" и ее роли в строительстве "Пояса и пути". И польза, и справедливость необходимы. Но когда мы встречаем трудности на своем пути, нужно прежде всего руководствоваться справедливостью, даже если для этого нужно пожертвовать выгодой.

Что же касается того, как сотрудничество Китая и России должно развиваться, я считаю совершенно обоснованной инициативу президента (России Владимира) Путина о сопряжении ЕАЭС и инициативы "Пояса и пути". Здесь как раз собрались китайские эксперты, чтобы обсудить перспективы китайско-российского сотрудничества в разных сферах, в том числе в рамках инициативы "Один пояс – один путь".

Все мы считаем, что Россия – это важный узел "Пояса и пути". Это страна, часть которой находится в Азии, а часть в Европе. Азиатская часть России связана с Китаем и другими соседними странами, другая же часть связана с Европой. Поэтому Россия – это очень важный регион в плане взаимосвязанности и взаимного сообщения. Здесь есть возможности для сотрудничества в области железнодорожного транспорта, перевозок и логистики. Кроме того, Россия – это страна с большой территорией, богатыми ресурсами, перспективным рынком. С точки зрения Китая, наши экономики органично друг друга дополняют. Если нам удастся наладить успешное сотрудничество производительных отраслей Китая и России, мы могли бы даже реализовывать совместные проекты в рамках инициативы "Пояса и пути" на территории третьих стран.

В то же время наше торгово-экономическое сотрудничество пока находится не на должном уровне, объем и номенклатура наших совместных проектов не очень велики, и в этом я тоже вижу потенциал развития. Китайско-российское сотрудничество отличает одна особенность: уровень взаимопонимания и взаимного доверия между руководством наших стран выше, чем у других стран, а это создает основу и условия для дальнейшего развития стратегического партнерства.

Я работаю в группе компаний CITIC и в данный момент руковожу Фондом исследований реформ и развития, занимаюсь изучением данной сферы. И как компания, и как неправительственный аналитический центр мы осознаем свою ответственность за выполнение задач, поставленных руководителями двух стран.

— В условиях, когда США и Европа прибегают к санкциям, в мире все острее встает проблема торгового протекционизма. Могут ли Россия и Китай вместе бороться с этим явлением, существует ли здесь пространство для сотрудничества?

— Что касается торговой войны между Китаем и США, то на первых порах мы не подходили к ней именно как к торговой войне, а говорили лишь о трениях в торговой сфере, однако после того поворота, который произошел на переговорах 10 мая, правительство открыто охарактеризовало это как торговую войну с США. Возможно, она будет протекать параллельно с переговорным процессом. США хотят продемонстрировать силу – так же, как в вопросе санкций против России. Их пугает развитие Китая, они опасаются, что Китай займет их место. Отчасти санкции и экономическая изоляция России преследуют ту же цель: США не хотят укрепления России после краха СССР, Путин же взял на себя миссию национального возрождения России. В этом смысле все мы испытываем на себе давление со стороны США. Несмотря на то, что у нас разная ситуация, разные модели развития и разные проблемы, в этом вопросе мы в схожем положении. России сильно вредит давление со стороны США.

Мы говорим о "Поясе и пути", о неприятии гегемонизма, надеемся через глобализацию, согласованную политику развивать наши государства — в отношениях между Россией и Китаем для этого есть условия. Например, в сфере ресурсов и технологий. У России богатая ресурсная база и высокотехнологичная производственная база. С точки зрения Китая мы могли бы поддерживать друг друга, сотрудничать. Думаю, наши страны могут выступать и как поставщики, и как покупатели друг для друга, и в этом смысле у нас огромный потенциал для кооперации. В Китае живут 1,4 миллиарда человек, это крупный рынок потребительских товаров и инвестиций. В России, конечно, население меньше, чем в Китае, но это тоже довольно развитый рынок. Взаимодополняемость наших рынков, спроса и предложения уже сама по себе позволит нам противостоять санкциям и попыткам изоляции.
Кроме того, США все время пытаются вытеснить Китай из мировых производственных цепочек. Я считаю, эти планы вредят и самим США. Есть такое выражение: "Чтобы убить тысячу вражеских солдат, нужно потерять 800 своих", а здесь потери среди своих тоже могут оказаться не меньше тысячи. В то же время планы США заставляют нас задуматься о построении собственного сообщества. Председатель КНР Си Цзиньпин выдвинул концепцию "Сообщества единой судьбы". Есть региональное сообщество единой судьбы, между государствами тоже могут возникнуть такие отношения. С моей точки зрения, Россия и Китай могли бы сформировать такое сообщество в области развития и безопасности. Я думаю, многие российские эксперты, участвующие в нашей конференции, с этим согласны.

— Лидеры России и Китая поставили задачу довести объем двусторонней торговли до 100 миллиардов долларов, и в 2018 году эта задача была выполнена. Будет ли двусторонняя торговля развиваться по восходящей траектории в условиях торговой войны между Китаем и США и антироссийских санкций со стороны США и Европы?

— Думаю, будет. Многие проблемы представляют наибольшую сложность на начальном этапе, а потом все идет легче, когда виден общий расклад. Торговые отношения между любыми странами включают в себя множество аспектов, баланс интересов требует настройки.

Субъекты микроэкономики (компании) развиваются через объединение капитала и торговлю, и так возрастают их возможности. Между государствами тоже складывается более взвешенный баланс интересов, а это помогает развиваться субъектам микроэкономики. Как мы знаем, компании прежде всего создают бизнес-модели, то есть такие схемы, которые позволяют получать стабильную и здоровую прибыль. Я считаю, что пространство для сотрудничества между Китаем и Россией постоянно расширяется. Мы уже вышли за пределы мелкой трансграничной торговли, которая на раннем этапе создавала определенные репутационные проблемы.

Я смотрю на будущее китайско-российской торговли с большим оптимизмом. Китайские философы говорили, что нужно "двигаться вперед, несмотря на трудности". Не стоит сбавлять темпы нашего движения вперед из-за проблем или торговых споров. Проблемы нужно решать или хотя бы снижать их остроту, превращать любые вызовы в возможности для развития.

— Возвращаясь к американо-китайской торговой войне, что будет происходить дальше?

— В обществе есть на этот счет разные мнения. Если говорить со всей ответственностью, мне сейчас трудно предположить возможные повороты. Если США не откажутся от идеи давить на Китай, сдерживать его развитие, если они попытаются заставить Китай изменить свою модель развития, то о благополучном разрешении кризиса говорить не приходится. Разрешить противоречия можно будет в том случае, если США осознают необходимость сосуществования со странами с альтернативным путем развития. Сейчас они атакуют те сферы, которые для Китая представляют последний рубеж: это наш государственный суверенитет, модель управления экономикой. Мы можем идти на сближение с международным сообществом, но не можем отказаться от суверенитета. Эта проблема для нас — серьезный вызов. Однако выводы и прогнозы сейчас делать нелегко, для этого нет достаточных данных.

(РИА новости).